Present for wife from Russia: омичи поделились опытом волонтёрства на мировых спортивных соревнованиях

Иностранцы, бессонные ночи и море эмоций — каждый из них запомнил это время навсегда.
Через полтора года в Омске пройдет грандиознейшее для города событие спорта — Молодёжный чемпионат мира по хоккею. Подготовка идёт полным ходом и уже необходимо позаботиться и о волонтёрском штабе. Хоть приём заявок ещё не открыт, множество активных омичей уже готовы помочь в организации события. Особенно те из них, кому посчастливилось побывать волонтёром на всемирных соревнованиях, проходящих в нашей стране.

Максим Гречанин
Олимпийские игры - 2014, Сочи
Попасть было предельно просто: сперва нужно было заполнить заявку, отправить её, а потом просто ждать, пока придёт письмо с сообщением о приглашении на обучение.
Длилось оно, к слову, всего несколько дней. Как таковых лекций там не было — всё проходило в интерактивной манере: различные игры на командообразование, моделирование ситуаций, в которых может оказаться волонтёр. Например, если к тебе обратился за помощью иностранец или ты должен помочь человеку с ограниченными возможностями.

В связи с тем, что волонтёрский центр находился на базе ОмГУПСа, омичи работали исключительно в сфере транспорта: кто-то встречал спортсменов в аэропорту, кто-то работал на автобусных и железнодорожных станциях. Моим рабочим местом на время стал хаб «Красная поляна», куда из прибрежного кластера в горный каждый 30-40 минут прибывали поезда с болельщиками. Их нужно было направить на нужный автобус, чтобы они добрались до правильного спортивного объекта: например, чтобы доехали до лыжно-биатлонного комплекса «Лаура», а не прибыли к горнолыжному центру «Роза Хутор».

Самые напряжённые часы наступали примерно часа за два до начала соревнований, когда из города в горы приезжали болельщики и в одно мгновение железнодорожный вокзал и площадь перед ним превращались в живое море куда-то спешащих, торопящихся людей.
Самое сложное - это победить сон.
Наверное самая большая трудность — это побороть сон в ночную смену, когда на станции практически никого, за исключением других волонтеров и службы безопасности. Бывали такие смены, когда приходилось работать не внутри станции, а на въезде на конечную остановку автобусов. Несколько часов на свежем воздухе хоть и бодрили, но глаза всё равно слипались. Приходилось хоть как-то себя разогревать и отжиматься, чтобы прогнать сон.

Несмотря на то, что каждый день выматывал физически, не скажу, что усталость накапливалась эффектом снежного кома. Наоборот — ощущение того, что находишься в сердце события такого масштаба, подстёгивала и не давала «раскиснуть».
Восхищало всё бесконечно, особенно, как болельщика. К примеру, последний день Олимпиады - иначе как триллер я не могу назвать то, что происходило на «Лауре». На финишную прямую выходило четыре лыжника — три россиянина и один норвежец. Стадион гудел так, что казалось ещё чуть-чуть и где-то в горах сойдёт лавина! Тогда четыре спортсмена соревновались за ТРИ медали. Разборка на финише получилась шикарным завершением, тем более что наши Александр Легков (золото), Максим Вылегжанин (серебро) и Илья Черноусов (бронза) оставили Мартина Йонсруда Сундбю за чертой призёров, причём ставший третьим Черноусов опередил норвежца всего на 2 десятые секунды! Мне кажется, именно тогда я впервые сорвал голос, потому что не кричать в тот момент было невозможно.
Невероятное зрелище, за которым мы наблюдали, находясь на стадионе «Фишт», было похоже на нечто сюрреалистичное.
Церемония закрытия Олимпийских игр в Сочи — это тоже отдельная тема для разговора, потому что это было представление. которое заставляло плакать и в тоже время радоваться. Особенно запомнилось,когда там появились гигантские фигуры талисманов Олимпиады — Мишки, Зайки и Леопарда. Мне кажется, из нескольких десятков тысяч людей, находившихся в тот момент на «Фиште», не было ни одного, кто не пустил бы слезу в тот момент, когда под душераздирающую музыку из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» талисманы задули олимпийский огонь, а у Мишки покатилась слеза…
А ещё мы с моим другом Филиппом, который должен был уехать на поезде ночью, не доехав до ж/д вокзала в Адлере несколько километров, решили пройтись пешком. А всё для того, чтобы сфотографироваться с каждым из олимпийских колец, которые были установлены отдельно друг от друга посреди дорожных развязок и мостов. Навьюченные большими сумками, мы потратили пару-тройку часов, чтобы сделать фото, но свою миссию все же выполнили!

Волонтёром можно стать в любом возрасте, и я уверен, что когда-нибудь снова окажусь на событии столь грандиозного масштаба. Как гласит девиз Фокса Малдера из «Секретных материалов»: «Я хочу в это верить. Так что — всё возможно».
Александр Валуйский
Паралимпийские игры - 2014, Сочи
Отбор начался, если память не изменяет, за два года до игр. Записался в волонтёры случайно, когда сидел в 6-м корпусе ОмГУ. Ко мне подошла девушка и предложила бесплатно поработать. Я, разумеется, согласился. Записала данные и я забыл об этом. Где-то через полгода мне поступил звонок с городского номера из волонтёрского центра ОмГУПС. Спросили - не передумал ли я? А я был в очень плохом настроении в тот день, ехал в переполненном троллейбусе, весь в своих мыслях. Сказал, что передумал. Но через остановку буквально что-то щёлкнуло в голове - это уникальный шанс. Перезвонил и договорился о собеседовании.

Важным требованием, наравне с коммуникабельностью, было знание английского. У меня был международный сертификат, подтверждающий владение языком. И это потом аукнулось мне в работе.

Совершенно случайно я оказался в одной смене с одногруппником моего лучшего друга - Виталей. Мы с ним были единственными, кто вменяемо знали английский. Поэтому добрая часть нашей работы - беготня по всему аэропорту , когда кто-то сталкивался с англоговорящими Нас вызывали по рации, мы приходили и находили взаимопонимание с гостями.

Помимо этого мы помогали людям с чемоданами, хотя для этого были специальные люди - логисты. Несмотря на такую же форму, как у нас, они получали зарплату. Но их часто не было на месте, а нам было не трудно.

Мы жили в горной волонтёрской деревне - новостройке недалеко от Красной Поляны. Слышимость там была дикая, но атмосфера всегда весёлая. В квартире жило по 8-10 человек, все из разных городов. А на смену из гор нас возил комфортабельный автобус по выделенной полосе, поэтому доезжали быстро.

А ещё нам выдали форму - всё, вплоть до поясной сумки. Общая стоимость комплекта была около 20 тысяч рублей. У тех, кто работал в горах - около 30. Условия простые: отрабатываешь без косяков и можешь забирать бесплатно. Если тебя увольняют, то будешь за неё платить. Но на практике вылететь было сложно. Если конечно ты не «светишь» брендами, не сотрудничающими с комитетом. Тогда могли с тобой попрощаться. К примеру, если у тебя футболка Adidas или кроссовки Nike – заклеивай лого скотчем. Если Bosko – ходи без проблем. Та же ситуация с Samsung, а вот iPhone должен быть в чехле, скрывающем яблоко. Но я с этой проблемой не столкнулся, так как всегда ходил в выданной форме.

If a building becomes architecture, then it is art
Small present for my wife.... From Russia.
Уже под конец Игр c нами произошёл интересный случай. Мы с Виталей стояли в зоне вылета - в последние несколько дней мы уже не встречали, а провожали гостей и участников Игр. Это была ночная смена, довольно скучная. Часа в два ночи подъехал минивэн, из которого выгрузился колясочник - спортсмен. По-русски вообще не говорит. На груди - серебряная медаль. Мы помогли, выгрузили чемоданы, проводили в зону досмотра и снова вышли. Но через минуту к нам подошёл полицейский и спросил, знаем ли мы английский. На наш утвердительный ответ, он попросил помягче спросить у этого спортсмена, что у него в сумке делают НАРУЧНИКИ.

Мы удивились, но пошли внутрь. На экране у безопасников весьма размыто виден предмет, напоминающий наручники. Понятна тревога полицейского - если это настоящие, то на провоз оружия, оно конечно, не тянет, но это значит, они у кого-то пропали. А для них это строгая отчётность, наручники за номером и все дела. С другой стороны, вскрывать сумку иностранца, человека с инвалидностью, да ещё и серебряного медалиста Игр чревато увольнением со службы.

Виталя предположил, что это некая деталь коляски и начал спрашивать спортсмена об этом, а я мучительно вспоминал - как по-английски наручники. Через две минуты до меня дошло — bracers. Я спросил спортсмена и тут он начал ржать. Подошёл (в отношении колясочников правильно говорить подошёл, в отношении незрячих - увидел и т.д.) к чемодану, открыл его и предъявил полицейскому наручники в розовой оплётке. «It's small present for my wife, from Russia...».
Конечно, я хотел бы поучаствовать в таком ещё раз. Жизнь вряд ли позволит, но воспоминания после таких событий остаются навсегда.
Филипп Саютинский
Кубок конфедерации - 2017, Санкт-Петербург
По отбору все было стандартно, по принципу Олимпийских игр. Я просто заполнил заявку, отметил знание английского языка и опыт волонтёрства в Сочи. Через месяц мне пришло сообщение, что меня устно проинтервьюирует один из тех, кто занимается отбором. Мне позвонила девушка, мы с ней поговорили на английском, спросила про то, чем занимаюсь, что нравится и все в таком духе. Потом ещё через пару недель прошло сообщение, что мою кандидатуру одобрили.

Вообще было очень много подразделений волонтёрских. Были те, кто работал на территории города, в фанзонах, на пути к фанзонам. Люди в основном координировали движение зрителей.
Я сам работал на стадионе в Санкт Петербурге, именно на новой арене. Тогда она по-другому называлась. Сейчас вроде Газпром-арена. Отвечал за направление масс людей на нужные места, помогал в координации болельщикам. Где буфет, туалет, их место, выход и так далее.

Условия были не Сочинские, как в 2014, однако мне всё понравилось. Вопрос с проживанием был в повисшем состоянии, однако за месяц до Кубка этот вопрос был решён и тем, кто приезжал из дальних регионов, дали возможность жить в выделенных местах. Меня определили в комнату на двух человек, на этаже была кухня, всё стандартно, как в любой другой общаге.

Помню, что питание на самих стадионах в рабочие смены было отличным, кормили сытно, всегда давали фрукты. На сами объекты добирались все своим ходом, но в Питере есть метро, поэтому проблем с этим не было.
Мне очень запомнились южно-американские болельщики, которые, как по мне, были одними из самых душевных и креативных. Они всем сердцем болели за свою сборную, были эмоциональными и всегда с нами позитивно общались, несмотря даже на проигрыш. Спортсменов, увы, я видел очень редко, так как в основном контактировал именно с болельщиками.

Скататься ещё ,конечно же, хотел, меня звали на ЧМ мира 2018, опять в Питер. Однако из-за работы я решил не ехать, о чем потом очень жалел. Да и сейчас жалею. В связи с пандемией, уже вряд ли появится такая возможность в ближайшее время, но я с удовольствием посетил бы такое событие.
Автор текста: Никита Куликов
Фото: предоставлено 12 каналу; Российский футбольный союз.
Made on
Tilda